Новости
Кино новости
Музыкальные новости
Клубные события
Литературные события
События живописи
Другие новости
Выставки
Информация
О зале
Презентации
Семинары
Театральные представления
Шоколадные фонтаны
Звуковое оформление
Световое оформление
Свадьба на "Седьмом небе"
Персональный менеджер
Леди-фуршет
Новый год
Спецэффекты
Конференции
Рестораны и бары
Парки и зоопарки
Пляжи и аквапарки
Цирк
Статьи
Кино статьи
Музыкальные статьи
Литературные статьи
Статьи о живописи
Материалы
Статьи, публикации
Музеи и галереи
Кинотеатры
Театры
Праздники
Слуховая терапия А.Томатиса

Приблизительно 40 лет назад французский врач-отоларинголог Альфред Томатис сделал некоторые удивительные открытия, которые послужили толчком к развитию метода Томатиса. Этот метод имеет различные названия: «слуховое обучение», «слуховое возбуждение» или «слуховая терапия». Его цель состоит в том, чтобы повторно обучить человека процессу слушания, что улучшает способности к изучению и освоению языков, к коммуникабельности, увеличивает творческий потенциал и положительно влияет на социальное поведение индивидуума.

Метод Томатиса помог тысячам детей, страдающим слуховыми проблемами, расстройствами речи, дефицитом концентрации внимания (ДКВ), аутизмом, а также, страдающим расстройствами моторно-двигательных функций. Его открытия помогли бороться с депрессиями у взрослых, быстрее изучать иностранные языки, преодолевать трудности в общении, увеличивать творческий потенциал и работоспособность.

Множество музыкантов, певцов и актеров смогли усовершенствовать собственные профессиональные навыки, используя метод Томатиса. Наконец, многие сообщают о положительных психологических изменениях, таких как обретение уверенности в себе, повышение уровня энергии, большая ясность мышления и ощущение благополучия.

Сегодня метод Томатиса используется в более чем 250 центрах во всем мире. В них работают специалисты в области психологии, медицины, образования, трудотерапии и музыки.

За эти годы, доктор Томатис развивал довольно сложную теорию, которая основана на взаимодействии слухового восприятия с голосом. Этот краткий обзор может только наметить некоторые из основных идей в теории Томатиса. Мы можем только надеяться, что в один прекрасный день его работы будут переведены отечественными специалистами, потому что они объясняют подробно основы метода и принципы его работы. Значительное число научных разработок и практических исследований подтверждают эффективность этого метода (см. ниже). Кроме того, клинические результаты, полученные практикующими врачами, доказывают, что метод Томатиса работает.
Ухо

Когда мы думаем о наших ушах, мы обычно сосредотачиваемся на процессе слушания. Это, конечно, наиболее очевидная функция, но кроме слушания, ухо выполняет ещё несколько важных функций, которые необходимо рассмотреть. Все они учтены в методе Томатиса. Одна из самых важных функций уха – вестибулярная. Вестибюль, принимает участие в управлении равновесием, координацией движений, мышечным тонусом и мускулами наших глаз. Благодаря вестибюлю мы способны ориентироваться в окружающем пространстве. Вестибюль – также важный передатчик сенсорной информации, поступающей от нашего тела в мозг. Дети, которые имеют вестибулярные проблемы, часто испытывают трудности при передаче сенсорной информации.

Другая часть внутреннего уха – улитка, она выполняет функцию анализатора звуков, которая является особенно важной для понимания речи. Вестибюль и улитка связаны и действуют как ретрансляционная станция между нервной системой и мозгом, которая отвечает за передачу всей сенсорной информации. Тактильные, зрительные и слуховые сигналы проходят через вестибюль и улитку, но согласно теории Томатиса, функции уха на этом не исчерпываются.
Функция энергии

Томатис также обращает наше внимание на то, что высокочастотные звуки возбуждают мозг, тогда, как низкочастотные, напротив, способствуют утечке энергии. По этой причине высокочастотные звуки он называет " заряжающими звуками " и считает, что звуки c низкой частотой чаще всего утомляют нас. Они вызывают вибрацию внутренних органов, активизируя полукруглые каналы вестибюля. Если эти звуки продолжают поступать в течение долгого времени, они оказывают негативное воздействие на весь организм. Этот эффект можно легко наблюдать у людей, слушающих тяжелую музыку (реп или рок). С другой стороны, произведения Моцарта или Баха оказывают совершенно противоположное воздействие.

Томатис отмечает, что, когда наш мозг «хорошо заряжен», мы можем достигать большего сосредоточения и концентрации, организовываться, запоминать, учиться и работать в течение длительных периодов времени почти без напряжения. Когда мозг «хорошо заряжен», человек не испытывает недостатка энергии, необходимой для созидания, работы воображения и творчества. Большинство детей или взрослых с хорошим музыкальным слухом получает множество «звуковой энергии " и редко испытывает недостаток сил или чувство депрессии. Гиперактивные дети, которые постоянно двигаются, могут «зарядить» свой мозг через вестибулярные действия. Люди, чей мозг достаточно не «заряжен», вероятно, могут оказаться не готовы к тем проблемам, которые ставит перед ними наше, стремительно развивающееся общество.
Функция слушания

Слушание, а не слышание является первичной функцией уха. Томатис проводит четкую грань между слушанием и слышанием.

Слышание – пассивный процесс; слушание – активный и он требует от нас использовать наши уши надлежащим способом. Мы можем иметь превосходный слух, но быть плохими слушателями. Множество детей, испытывающих трудности с обучением или дефицит концентрации внимания, имеют превосходный слух, однако не могут читать хорошо или концентрировать свое внимание. Их проблема – неспособность слушать. В результате, они не могут сконцентрироваться и имеют трудности с чтением. Если вы хотите узнать, имеете ли вы или ваш ребенок проблемы со слушанием, смотрите превосходный контрольный список Пауля Мадаул в конце этой статьи.

Слушание – это способность воспринимать необходимую информацию, а также способность отфильтровывать ненужную информацию. Когда мы чувствуем себя хорошо, мы можем не обращать внимания на различные раздражители, исходящие из внешней среды или непосредственно от нас; это позволяет нам сосредоточивать свое внимание и концентрироваться, не испытывая чувства растерянности или беспомощности перед наплывом огромного количества информации. Мы можем сортировать и организовывать эту информацию, определяя её значимость, не испытывая при этом чувства перегруженности. С другой стороны, когда процесс слушания нарушен, возникают проблемы в учебе, в общении и в социальных навыках.

«Обучение слушанию, развитое Томатисом, предназначено восстанавливать способности ушей слушать в более эффективной, организованной и сбалансированной манере. Цель состоит в том, чтобы улучшить способность мозга воспринимать и перерабатывать различную информацию. Когда функция слушания расширена или восстановлена, мозг демонстрирует более эффективную способность к восприятию и переработке сигналов, поступающих из окружающей среды». (Цитируется: Paul Madaule, L.P. and Valerie Dejean, O.T., «The Listening Function»)
Доминирующее ухо

К удивлению многих, все мы имеем доминирующее ухо, причём у одних доминирует правое, у других – левое ухо. Те, у кого доминирует правое ухо, способны улавливать и обрабатывать слуховую информацию быстрее, чем люди с доминирующим левым ухом. Поэтому «правши» способны лучше управлять параметрами собственного голоса и речи: интенсивностью, частотой, тембром, ритмом и потоком предложений. Программа Томатиса позволяет клиентам обучиться использовать свое правое ухо более эффективно, с целью обретения лучшего контроля над голосом. В различных жизненных ситуациях это помогает сохранять самообладание и уверенность в себе.

Несколько независимых исследователей, оценивая результаты воздействия метода Томатиса на заик (Badenhorst, 1975), заключили, что «индивидуумы с доминирующим правым ухом продемонстрировали превосходную способность к спонтанному и адекватному эмоциональному реагированию на различные стимулы. Как правило, „правши“, являлись более открытыми и более отзывчивыми натурами, имевшими меньшую склонность к беспокойству, напряженности, расстройству и агрессии. Эти результаты полностью соответствовали предсказаниям теории Томатиса». (Цитируется: Van Jaarsveld and Duplessis, S. Afr. J. Psychology, 1988, 18 (4)).
Взаимосвязь уха и голоса

Говоря о функции уха, нельзя не вспомнить о голосе: они связаны между собой необычным образом. На основе накопленных экспериментальных данных, Томатис в 1953 году представил доклад во Французскую академию наук, в котором устанавливается следующий закон: «Голос воспроизводит только те звуки, которые ухо может услышать».

Как следствие, улучшение слуха приводит к изменению голоса. Это явление можно наблюдать у певцов, имеющих проблемы с голосом. Во многих случаях причиной голосовых проблем являются проблемы со слухом, поскольку ухо не способно проконтролировать точность звука, чтобы воспроизвести его. Это приводит к тому, что многие певцы начинают «выдавливать» из себя звуки вместо того, чтобы попробовать преодолеть эту трудность. Как только решаются проблемы со слухом, голос восстанавливает свой полный потенциал. Не удивительно, что многие известные певцы, к примеру, Мария Каллас, консультировались в центре Томатиса.

Дети с плохим слухом часто имеют проблемы с обучением и обладают монотонными, плоскими, а иногда и резкими голосами. Резкий голос, например, указывает на неспособность анализировать высокие созвучия и на доминирование левого уха. Улучшая слуховые способности и развивая правое ухо ребёнка, можно заметить, как его голос начинает воспроизводить богатый диапазон созвучий, и становится точным, размеренным и быстрым в ответах.
Когда появляется слух

Ещё в начале своей карьеры Томатис утверждал, что зародыш, находясь в утробе матери, слышит и слушает её голос. Научные исследования подтвердили эту идею, которая в настоящий момент является непреложной истиной.

Ухо зародыша начинает полноценно функционировать в четыре с половиной месяца. Генри Труби (1) сообщает, что шестимесячный зародыш перемещает свое тело в ритм речи матери. Основываясь на исчерпывающем обзоре научной литературы, Томатис (2) заключил, что голос матери, не только служит эмоциональным питательным веществом для ребенка, но также и готовит его к приобретению языковых навыков после рождения.

По этой причине Томатис предлагает использовать голос матери, чтобы повторно открыть процесс слушания. Голос пропускается через фильтры, напоминая собой звуки, которые зародыш слышал в матке. По реакции детей и взрослых ясно, что использование голоса матери оказывает сильное воздействие: дети часто успокаиваются, как будто голос успокаивает их; они проявляют больше любви и привязанности, особенно, к матери. Приемные дети достигают лучшего контакта со своей приемной матерью. Голос матери является прочным основанием, благодаря которому начинает формироваться и развиваться процесс слушания, влияющий также на последующее развитие языковых навыков. В целом весь этот процесс представляет собой ничто иное, как попытку «перепрограммировать» различные стадии человеческого развития через символический опыт.

Поскольку Томатис использует голос матери как часть терапевтического процесса, некоторые люди неверно заключили, что ответственность за трудности ребенка он перекладывает на мать. Это не отражает позицию Томатиса вообще. Использование голоса матери представляет собой терапевтический инструмент, посредством которого создается или восстанавливается связь между матерью и ребенком, который не развивался полноценно. Сотни исследований и экспериментов свидетельствуют о том, что эта связь изначальна – основа персональной безопасности и начало взаимодействия с миром.

Используя голос матери, Томатис стремится привить ребенку желание повторно соединиться с матерью и услышать её голос, как впервые. Этому «психологическому» подходу должна сопутствовать конкретная работа, цель которой, – построить заново систему восприятия. Обобщая все вышеизложенное, можно сказать, что метод Томатиса предлагает чёткую систему для более гармоничного и совершенного развития.
Программа слушания

Обучение слушанию проводится с помощью использования звукового воздействия, которое генерируется при помощи специального электронного устройства. Чтобы изменить функцию слушания, интенсивное вмешательство требуется с самого начала. Первые 15 дней используется звуковая стимуляция, продолжительностью два часа в день. Последующие блоки обычно короче и проводятся с перерывом в один или два месяца. Активная работа с микрофоном применяется для того, чтобы помочь ребенку или взрослому научиться слушать свой собственный голос.
Это действительно работает?

Метод Томатиса прошел множество испытаний. Особенно эффективным он оказался при устранении трудностей в обучении и решении поведенческих проблем. В своем критическом обзоре занятий, проводимых в Канаде, Стутт (3) заключает, что метод Томатиса приносит ощутимую пользу системе образования. Дети, прошедшие «слуховую терапию», продемонстрировали существенное увеличение I.Q.(коэффициент умственного развития), хорошие навыки чтения, ускорение процессов восприятия, и способность устно выражать свои мысли и чувства (4, 5, 6, 7). Только недавно Тим Гилмор завершил метаанализ предыдущих исследований, подтверждая заключения Стутта.

Центр Томатиса в Торонто (Канада) изучал результаты «слуховой терапии» на более чем 400 детях и подростках. Все они показали хорошие результаты во время психологического и образовательного тестирования. В этом испытании 95% родителей засвидетельствовали, что программа помогла их детям. Они увидели положительные изменения, которые могут быть выражены в следующих параметрах:

Повышение уровня коммуникабельности – 89%
Увеличение концентрации внимания – 86%
Уменьшение уровня расстройств – 80%
Понимание чтения – 85%
Качество речи – 74%
Память – 73%
Запись по буквам – 69%
Зрелость – 84%

На протяжении шести последующих месяцев 83% детей сохранили и даже развили свои достижения. Остальные 14% детей сохранили лишь некоторые достижения, и только 3% утратили приобретенные навыки.

На протяжении нескольких лет метод Томатиса использовался в некоторых французских школах с фондами, распределенными министерством просвещения. Были выбраны дети с наиболее серьезными проблемами в обучении. Несмотря на то, что условия проведения программы в учебном учреждении далеки от идеала, результаты были достаточно успешными, поэтому многие родители и преподаватели настаивали на необходимости ежегодного проведения подобных программ.

В 1983 Де Бруто (8) провел ряд серьезных экспериментов, чтобы исследовать эффективность метода Томатиса в работе с людьми, отстающими в развитии. Тридцать человек из реабилитационного центра в Южной Африке, в возрасте от 4 до 14 лет, с предварительным диагнозом «отстающий в развитии», но способные сидеть и ходить, были произвольно разделены на три группы, которые прошли:

Группа A: слуховую стимуляцию (Томатиса) и сенсорную программу возбуждения.

Группа B: музыкальную стимуляцию (без эффекта Томатиса) и ту же самую сенсорную программу возбуждения.

Группа C: никакого воздействия.

Результаты показали, что в экспериментальных группах, А и В наблюдался рост умственных способностей, но изменения в группе, А были значительно выше, чем в группе B. В группе С не наблюдалось никаких изменений. Одним из позитивных изменений, зафиксированных в группе, А, было существенное сокращение непроизвольных (спонтанных) ответов и увеличение осознанных целенаправленных ответов.

В настоящее время имеется множество клинических свидетельств, подтверждающих эффективность метода Томатиса в работе с детьми, страдающими аутизмом. Доктор Джоан Рой посвятила целую работу исследованию этого вопроса. Вероятно, в ближайшее время она будет издана. Исследовалась также эффективность метода в работе с людьми при заикании (9), беспокойстве и депрессии (12).
Тестирование слушательских способностей

(From When Listening Comes Alive, by Paul Madaule, Moulin Publishing, 1994)

Мы не можем «увидеть» процесс слушания, мы можем проверить его только косвенно – через наличие или отсутствие навыков, которые связаны с ним тем или иным образом. Этот контрольный список предлагает каталог таких навыков и дает возможность вам самостоятельно оценить развитие слушательских навыков у себя, вашего ребенка или ваших студентов. В нем не имеется никакой оценочной шкалы. Если какие-то из перечисленных явлений имеют отношение к вам, они могут свидетельствовать о недостаточно развитых слушательских способностях.
История развития

Знание этих причин является чрезвычайно важным, поскольку может помочь своевременно выявить и предотвратить проблемы со слухом:
патология беременности;
тяжёлые роды;
раннее отдаление от матери;
задержка моторного развития;
задержка развития языковых навыков;
часто повторяющиеся инфекционные болезни уха.

Восприимчивое слушание.

Это слушание, которое направлено вовне. Оно помогает нам воспринимать события окружающего мира, т.е. то, что происходит дома, на работе или в классной комнате:
недостаток фиксации внимания;
рассеянность;
«нечувствительность» по отношению к определённым звукам;
неверное истолкование вопросов;
путаница слов, подобных по звучанию;
потребность в частом повторении отдельных слов или фраз;
неспособность выполнять последовательные команды.

Выразительное слушание

Это локальное слушание, которое мы используем для того, чтобы контролировать свой голос, когда мы говорим или поем:
«плоский» и монотонный голос;
прерывистая речь;
бедный словарный запас;
упрощенная структура предложения;
злоупотребление стереотипными выражениями;
неспособность правильно интонировать, пропевать мелодии;
путаница букв;
плохое понимание прочитанного материала;
затруднения при чтении вслух;
неспособность писать под диктовку.

Моторные навыки

Вестибюль, являющийся частью внутреннего уха, отвечает за равновесие, координацию и положение тела. Перечисленные признаки помогут выявить наличие вестибулярных проблем:
плохая осанка;
беспокойное поведение;
неуклюжие, нескоординированные движения;
слабое чувство ритма;
корявый почерк;
неорганизованность;
путаница «левого» и «правого» пространства;
слабое физическое развитие.

Уровень энергии

Ухо действует, как генератор, снабжая нас энергией, необходимой для полноценной жизни. Перечисленные явления могут указывать на проблемы со слушанием:
трудности с пробуждением;
усталость в конце дня;
привычка откладывать на «потом»;
гипердеятельность;
тенденция к депрессии;
чувство обременённости проблемами.

Поведенческая и социальная адаптация

Причинами нижеперечисленных проблем часто являются проблемы со слушанием:
неуверенность в себе;
застенчивость;
отсутствие друзей;
обособленность (тенденция избегать других);
раздражительность;
незрелость;
отсутствие интереса к учебе/работе;
отрицательное отношение к учебе/работе.

Чаще слушайте Моцарта

Представьте совершенно, казалось бы, невероятную для России ситуацию. Вы пришли на прием к терапевту по поводу, скажем, вегето-сосудистой дистонии. Проведя все необходимые обследования, врач вручает вам рецепт. Взглянув на него, вы оторопело переводите взгляд на врача.

«Моцарт» – бормочете вы. «Моцарт» – подтверждает врач. Собственно, в рецепте так и написано: «Моцарт. 2 раза в день по 1 часу».

«Бред какой-то», – скажете вы. Ничего подобного. Музыка испокон веков ценилась мудрыми врачами как целительное средство. В Китае, например, можно обнаружить в аптеках музыкальные альбомы – пластинки или кассеты – с названиями «Пищеварение», «Бессонница», «Печень», «Почки»… Ну, и так далее. Примерно то же самое существует в Японии, в Индии. Однако потрясающий врачующий эффект музыки Моцарта открыт недавно и целиком ещё не объяснен. Пока что ясно одно: музыка Вольфганга Амадея Моцарта по своей целительной силе значительно превосходит все прочие музыкальные произведения. Послушайте одну из удивительных историй из жизни знаменитого французского актера Жерара Депардье, обошедшая в свое время многие западные издания.
Заика Депардье

Поклонники великого французского актера, конечно же, обратили внимание на удивительные вибрации его голоса. Однако известно, что в середине 60-х Жерар был абсолютно косноязычным молодым человеком, не способным в силу ещё и заикания довести до конца ни одного предложения. Изучающие творчество актера объясняют ситуацию семейными неурядицами, личными неудачами, низкой самооценкой и проблемами с получением образования. Единственное, что в ту пору несомненно отличало Депардье, – это страстное желание стать актером.

Наставник Депардье по актерскому мастерству отправил Жерара в Париж к весьма известному врачу Альфреду Томатису – доктору медицинских наук, посвятившему много лет изучению целительного эффекта музыки и особенно произведений Моцарта. Томатис определил, что причина голосовых срывов и проблем с памятью у Депардье лежит глубже его чисто физиологических трудностей – в эмоциональной сфере, и пообещал помочь ему. Депардье спросил, что будет входить в курс лечения: операция, лекарственные средства или психотерапия. Томатис ответил: «Я хочу, чтобы вы приходил ~ в лечебницу каждый день на два часа в течение нескольких недель и слушали Моцарта».

«Моцарта?» – переспросил озадаченный Депардье.
«Моцарта», – подтвердил Томатис.

Уже на следующий день Депардье пришел в центр Томатиса, чтобы надеть наушники и слушать музыку великого композитора. Через несколько «музыкальных процедур» он почувствовал значительное улучшение в своем состоянии. У него наладился аппетит и сон, он ощутил прилив энергии. Вскоре его речь приобрела большую отчетливость. Спустя несколько месяцев Депардье вернулся в актерскую школу по- новому уверенным в себе и, окончив её, стал одним из актеров, выразивших свое поколение.

«До Томатиса, – вспоминает Депардье, – я не мог довести до конца ни одного предложения. Он помог придать завершенность моим мыслям, научил меня синтезу и пониманию самого процесса мышления». Практика снова и снова убеждала Томатиса в том, что, какими бы ни были личные вкусы и отношение к композитору каждого конкретного слушателя, музыка Моцарта неизменно успокаивала пациента, улучшала его пространственное представление и позволяла более ясно выражать себя.
Почему музыка лечит?

Прежде давайте ответим на вопрос: а что такое звук? Конечно же, вибрация. О значении вибраций говорили ещё Митио и Авелин Куси на своих знаменитых лекциях по макробиотике, прочитанных в Париже в 1978 году. В частности, супруги указывали на очистительные способности вибраций, которые возникают при пении сочетания «АУ-М».

«Пойте это 5, 6, 7 раз подряд на продолжительном выдохе по нескольку раз в день. Данная вибрация не только очищает, но и устанавливает гармонию между всеми вашими внутренними органами. Затем таким же образом пропойте мантру „Су…“ Она устанавливает гармонию между вами и окружающим миром…». В 78-м подобные заявления супругов казались большинству бредом сивой кобылы. Однако сегодня взгляды круто изменились. Во многом заслуга здесь принадлежит швейцарскому врачу и инженеру Гансу Дженни, который объяснил и показал, как звуки могут воздействовать на предметы. Он проводил опыты с кристаллами, жидкими газами при участии электрических импульсов и вибраций и обнаружил, что именно звуковые вибрации создают незавершенные, постоянно меняющиеся геометрические фигуры.

Нетрудно представить себе, насколько заметно воздействие звука на клетки, органы и ткани живого организма. Вибрация звуков создает энергетические поля, производящие резонанс и движение в окружающем пространстве. Мы поглощаем энергию, и она меняет ритм нашего дыхания, пульс, кровяное давление, напряжение мышц, температуру кожи и так далее. Открытия Дженни помогают понять, каким образом музыка меняет наше настроение, состояние и даже форму органов. Работы Линди Роджерс, музыканта и социолога из НьюЙорка, показали, что вибрация, – рождаемая музыкой, может оказывать и благотворное влияние на пациента, и негативное, если неправильно подобрана. Изучив, например, способность к восприятию музыки пациентов, находящихся под наркозом во время операции, она сделала вывод: «Мы никогда не перестаем слышать».
Почему именно Моцарт?

Но почему именно Моцарт? Почему не Бах, не Бетховен, не Битлз? Моцарт не создавал ошеломляющих эффектов, на которые был способен математический гений Баха. Его музыка не взметает волны эмоций подобно произведениям Бетховена. Она не расслабляет тело подобно народным мелодиям и не приводит его в движение под влиянием музыки «звезд» рока. Так в чем же тогда дело? Наверное, в том, что Моцарт остается и загадочным, и доступным. Его ум, очарование и простота делают нас мудрее.

Многим музыка Моцарта помогает обрести душевное равновесие. Если она восстанавливает энергетический баланс и гармонию в организме, то выполняет функцию, к которой стремятся все медицинские системы. Акупунктура, траволечение, диетология и прочие методы направлены именно на восстановление энергетического равновесия, которое мы и называем здоровьем. Музыка Моцарта, не слишком плавная, не слишком быстрая, не слишком тихая, не слишком громкая – по каким-то причинам «именно то, что надо».

Музыкальные ритмы, как известно, влияют на ритмы нервной системы, которые регулируют обширный биологический пейзаж внутри нашего организма. Нетрудно понять поэтому, как важна простота и ясность музыки Моцарта для наших эмоций и для всего организма в целом.

Можно уподобить эффект от музыки различных композиторов действию различных блюд, которые также оказывают влияние на нашу энергетику и физиологию и могут быть и благотворными, и вредоносными. Кстати, отметим, что деликатесы далеко не всегда оказываются самыми полезными блюдами. Иногда более простая пища гораздо больше устраивает нас в качестве ежедневной.

Точно так же обстоит дело и с музыкой. Её разнообразие дарит нам богатство ощущений, но лишь определенные формы упорядочивают и стабилизируют наши чувства. Томатис убежден, что музыка Моцарта не имеет себе равных по способности вносить гармонию в человеческую душу. Он использует Моцарта, так как его произведения очищают лучше, чем любая другая музыка. В случае с Депардье был выбран именно тот набор вибраций, в котором его организм нуждался более всего. По мнению Томатиса, произведения Моцарта представляют собой идеально сбалансированное музыкальное «блюдо», содержащее все необходимые компоненты.

Вольфганг Амадей Моцарт – ребенок, обладающий пророческим даром, писавший оперы, симфонии, концерты и сонаты для фортепиано, музыку для органа, кларнета и других инструментов прежде, чем ему исполнилось двенадцать лет, и, казалось, знавший, что ему суждено умереть молодым, оставил миру самые удивительные и гармоничные музыкальные вибрации, чью целительную силу ещё предстоит оценить нам и нашим потомкам.
Любопытные факты

…Монахи из монастыря Бриттани обнаружили, что коровы, получая вместе с кормами ещё и музыку Моцарта, дают больше молока.

…В Канаде струнные квартеты Моцарта исполняются прямо на городских площадках, чтобы упорядочить уличное движение. Обнаружен и «побочный» эффект: в результате снизилось потребление наркотиков.

…Любопытная деталь подмечена японцами: когда произведения Моцарта звучат возле дрожжей, то с их присутствием получается самая лучшая водка «сакэ».

Продуктивность дрожжей, используемых для приготовления традиционной рисовой водки, увеличивалась в 10 раз, если дрожжи «слушали» Моцарта. Могущество музыки Моцарта оказалось в центре внимания главным образом в результате новаторского исследования Калифорнийского университета в середине 90-х годов. Затем целый ряд ученых изучали влияние произведений Моцарта на умственный потенциал студентов и повышение их способности усваивать программный материал.

«Музыка Моцарта способна „отогреть“ мозг», – говорит один из исследователей. Он считает, что музыка Моцарта оказывает несомненно положительное влияние на процессы высшей мозговой деятельности, требующиеся для математики и шахмат. После опубликования результатов этих исследований покупатели буквально смели с полок музыкальных магазинов произведения Моцарта. Однако определенными эффектами обладает не только музыка Моцарта.
Романтическая музыка

Подчеркивает экспрессию и чувство, часто включает в себя темы индивидуализма и мистицизма, помогает вызвать симпатию, сочувствие, любовь. Примерами романтических композиторов могут служить Шуберт, Шуман, Чайковский, Шопен и Лист.
Джаз, блюз, диксиленд, регги

Эти формы музыки и танца могут поднимать настроение и вдохновлять, помогать разрядить слишком глубокие чувства. Они приносят с собой остроумие и иронию и способствуют укреплению чувства общечеловеческого единства.
Рок-музыка

Артисты, подобные Элвису Пресли, Роллинг Стоунз, Майклу Джексону, могут пробуждать страсть, стимулировать активное движение, уменьшать напряжение, маскировать боль. Однако, если человек не в настроении слушать подобные звуки, то могут возникнуть напряжение, диссонанс, стресс и даже болевые ощущения.
Религиозная и священная музыка

Она дарит нам чувство покоя и духовной просветленности. Помогает также преодолевать и облегчать боль.

Подготовила Елена Печерская
Мифы о языке

Языковой барьер… Это звучит как диагноз трудноизлечимой болезни, функциональной немоты, заставляющей человека, который только что бойко тараторил на родном языке, мучительно запинаться, «бекать» и «мекать», а то и просто молчать как рыба, едва только приходится произнести несколько фраз на иностранном.

Можно ли от нее избавиться? Безусловно, но для этого, как при лечении любого заболевания, необходимо уяснить себе его причины, как говорят медики, «этиологию».

Проще всего, конечно, винить плохих учителей, неважные учебники, себя самого – за «неспособность» к языкам и т.п. Но все это лишь следствия общих неверных представлений о том, что такое иностранный язык и как им овладеть. Ни один вид обучения не окружен таким количеством мифов, как языковое, причем эти мифы нередко порождают и распространяют не невежественные «простецы», а методисты и преподаватели.

Отуманенное мифами сознание воспринимает реальность в искаженном свете и, в частности, становится в тупик перед несуществующими трудностями. Так возникает пресловутый языковой барьер. Данная статья не претендует на роль интенсивной психотерапии, но в ней, по крайней мере, делается попытка разоблачить наиболее популярные
Миф первый: «Чем раньше, тем лучше»

Не только непосвященные, но и многие педагоги уверены: чем раньше ребенок начинает учить язык, тем лучше. Желательно, чтобы процесс пошел вообще с младенческого возраста, а если это невозможно, то с детского сада. А уж совсем на худой конец, с первого класса, как в спецшколах. Пропустили момент – кричите караул. Ничего вы уже толком не выучите. Потому что ваш мозг уже не приспособлен для этого.

В результате взрослые зачастую отказываются даже браться за иностранный язык, или начинают заниматься с энтузиазмом, но быстро разочаровываются. И учителя тянут лямку на взрослых курсах, чувствуя, что при таком «сопротивлении материала» надежд на успех мало.

Однако исследования возрастной психологии и мозга, на которых основывается такое утверждение, относятся к 60-м годам прошлого века. А новые данные показывают, что физиологические различия между мозгом ребенка и взрослого никак не сказываются на усвоении иностранного языка.

«Вы когда-нибудь слышали от взрослого человека утверждение, что он водил бы автомобиль гораздо лучше, если бы сел за руль, не достигнув 14–15 лет? Также мало кто жалуется, что стал бы гораздо лучшим менеджером, если бы начал изучать бизнес в пять лет. Однако касательно иностранного языка широко распространено мнение, что у взрослых неминуемо возникнут проблемы и они никогда не станут владеть языком свободно, в то время как дети якобы схватывают язык с легкостью», – пишет американский методист Брэд Маршалл.

Современные ученые доказали, что на самом деле взрослые обладают точно такой же способностью «впитывать» иностранный язык, а в некоторых случаях успевают гораздо лучше, чем дети. Если малыши лучше схватывают фонетику, то старшие студенты лучше справляются со сложными аспектами языка, такими как перевод, освоение грамматики и приобретение лексического запаса.

Безусловно, дети лучше учат язык, если они находятся в языковой среде и если перед тем как заговорить проходят так называемый «немой период», то есть слушают, но не говорят. Взрослые, как правило, не имеют такой возможности: в большинстве ситуаций им приходится хоть что-то, но говорить.

Бывают и исключения. Один российский эмигрант, оказавшись в США (без языка), осознал свою невостребованность в этой стране и впал в депрессию. Целыми днями он валялся на диване и бессмысленно смотрел в телевизор, где шли, естественно, передачи на английском. Каково же было его удивление, когда через некоторое время он обнаружил, что почти все понимает! Депрессию вместе с языковым барьером как рукой сняло, и вскоре парень нашел свое место в обществе…

Безусловное преимущество взрослых в том, что они способны осмысленно сопоставлять иностранный язык с родным, использовать логическое мышление, лексические и грамматические аналогии.

А возникающие трудности обусловлены в первую очередь психологическими факторами, не последним из которых являются именно страдания по поводу собственной «старости» для изучения языка. У маленьких детей подобных проблем не возникает, поэтому они более открыты чужому языку.

В связи со всем этим зарубежные методисты не приветствуют введения языка в программу со второго класса (что ожидает в ближайшем будущем и российских детей). «Преподавание языка в девятом классе пять часов в неделю породит гораздо больше свободно говорящих, чем те же пять часов во втором или четвертом классе. К тому же несколько лет изучения языка на элементарном уровне вряд ли приведут к прочным долгосрочным знаниям, если за ними не последует интенсивное преподавание в средней школе и в вузе», – утверждает Пенни Эр, опытнейший британский преподаватель и методист, автор ряда учебников английского для иностранцев. По её мнению, «миф о возрасте» во многом основывается на том, что дети-иммигранты осваивают язык быстрее, чем взрослые. Но это, по её мнению, может объясняться «привходящими» причинами, такими как существование в языковой среде, благоприятное соотношение учителей и учеников и просто высокая мотивация: дети волей-неволей должны заговорить, просто чтобы выжить. А в классе, где изучают иностранный язык, воспроизвести «иммигрантскую» ситуацию невозможно, каких бы ролевых игр не придумывали учителя.
Миф второй: «А побыстрее нельзя?»

Нет, господа, нельзя. Сколько ни твердят вменяемые методисты, что для овладения языком необходимы затраты времени и сил, что «уникальная методика: 1200 слов и вся грамматика за 6 занятий» – не что иное как элементарное надувательство, все равно находятся охотники до таких курсов. Но, выбросив на ветер время и деньги, многие из них надолго утрачивают охоту продолжать лингвистические эксперименты над собой. Есть и обратная сторона медали: «Язык нужно учить всю жизнь» – утверждает Наталия Бонк, и многие, я думаю, подпишутся под её словами. И сделают неожиданный вывод: «раз у меня нет возможности учить язык всю жизнь, значит, я его никогда не выучу».

И не надо: вы же не претендуете на лавры той же Бонк, Чарльза Диккенса или «американского Даля» Ноаха Уэбстера, составителя знаменитых словарей. Сроки следует устанавливать не для изучения абстрактного «языка в целом», а для выполнения конкретно поставленной задачи.

Стандартная программа на языковых курсах за рубежом может длиться и месяц, и две недели. Но глубоко ошибаются те, кто считает, что этого срока достаточно, чтобы как следует выучить язык. При достаточно интенсивных занятиях – 5–6 часов в день – можно лишь приобрести первичный лексико-граматический запас (начинающим) или повысить уровень уже имеющихся знаний на одну ступень.

В языковые вузы порой приходят студенты с весьма слабыми знаниями. К пятому курсу, при надлежащем трудолюбии, они ничем не отличаются от выпускников спецшкол, то есть пяти лет интенсивных занятий вполне хватает. А второй язык в тех же вузах учат три года и тоже, как правило, овладевают им в должной степени. Причем всесторонне: говорят, читают, пишут, активно употребляют самые сложные грамматические формы.

На уважающих себя российских языковых курсах стандартная базовая программа длится не менее полугода – и это только базовая! А полный курс обучения – от нуля до совершенства – длится обычно примерно столько же, сколько вузовский – три-четыре года. Это, в общем и целом, и есть оптимальный срок овладения всеми аспектами языка.

Зачем же тогда двухнедельные, месячные и т.п. курсы, спросите вы. А их направленность сугубо практическая: они предназначены для того, чтобы «освежить» имеющиеся знания или приобрести зачатки какого-то определенного навыка: научиться говорить, или читать, или овладеть специальной лексикой, или подготовиться к экзамену. Для этого, по подсчетам академика Виктор Вотинова, автора методики «Слайдинг», требуется 48 часов занятий. Остальное приложится.
Миф третий: «Что ж я такой тупой!»

«Я неспособен к языкам» – одни произносят эти слова, сокрушаясь о собственной тупости, другие как бы даже бравируют ею. Но, независимо от эмоций, подобная установка надежно отделяет человека от вожделенных знаний.

Чаще всего миф о неспособности к языкам внедряют в умы наши дорогие школьные учителя, и это объясняется спецификой программы и условиями преподавания. Группа большая, учебный план жесткий, все нужно успеть за определенное время – а тут кто-то чего-то не понимает, не запоминает, пристает с вопросами… Не огрызаться же, как в магазине: «Вас много, а я одна». Гораздо проще объявить детей «неспособными» и, игнорируя их трудности, нестись галопом по учебнику, чтобы пройти его до конца четверти или года.

Как говаривал Д. А. Пригов, «понять их можно, а вот простить нельзя». Миф о неспособности, пожалуй, самый вредный из всех, поскольку лишает человека того, без чего невозможно никакое обучение: уверенности в себе. Между тем, как утверждает Наталия Бонк, «абсолютно неспособные к языку люди – как и гениальные – встречаются очень редко. Главное – это умение логически мыслить и развитое чувство аналогии с родным языком или с тем иностранным, которым человек уже владеет… Можно выучить язык даже в преклонном возрасте, имея средние способности…» Кто видел слушателей курсов для «третьего возраста» в зарубежных языковых школах, не усомнится в этом утверждении.

Что же касается «чувства аналогии с родным языком», это тоже качество, которое должна воспитывать школа – но не воспитывает. Порой кажется, что русский и иностранный преподают люди с разных планет. Помню, как один мой «неспособный» студент не мог усвоить простейшей вещи – употребления слов good и well. Расследование показало: разница между кратким прилагательным и наречием как таковая ему неведома – что в русском, что в английском…

За всеми видами «неспособности» к иностранным языкам чаще всего стоит либо недостаточное знание родного и – я не боюсь этого слова – нелюбовь к нему, порождающая, в свою очередь, внутреннее сопротивление чужому, либо элементарный недостаток трудолюбия и усидчивости. Это с одной стороны. С другой, есть и внешние факторы: плохие преподаватели или методика, не соответствующая вашему складу характера или мышления. У хорошего же педагога, способного подобрать «ключ» к вашему стилю обучения, языком овладевают все без исключения. Даже негры преклонных годов.
Миф четвертый: «Говорю – значит, знаю»

Довелось мне не так давно побывать в одной арабской стране. Поскольку арабский язык не принадлежит к самым распространенным в мире, а туристов в стране – как песку на берегу морском, едва ли не все местные жители, которым приходится вступать в контакт с иностранцами (то есть, преимущественно, торговцы, сотрудники отелей и сферы обслуживания) могут объясниться по-английски и по-русски. Значит ли это, что они знают эти языки? Ничего подобного. Минимальный лексический запас и пара грамматических конструкций на все случаи жизни помогает им высказать и понять все, что им требуется, в жестком наборе конкретных ситуаций. Этот набор может быть более или менее широким, но, тем не менее, едва разговор уходит чуть в сторону или вы, забывшись, начнете изъясняться предложениями, состоящими более чем из четырех слов, иллюзия осмысленной коммуникации рассеивается. Ладно, если просто смотрят с недоумением, а то ведь могут понять наоборот…

Все это как будто нарочно придумано, чтобы на практике опровергнуть очередной распространенный миф: говорить на языке и знать язык – одно и то же. И лучшей иллюстрации издержек коммуникативного метода обучения, ставящего во главу угла устную речь, просто не найти.

Говорение – это прекрасно, это важнейшая составная часть владения языком. Но… попугай тоже может разговаривать. И частые просьбы учеников: «Научите меня устной речи, без чтения и без грамматики», по сути, означает одно: сделайте из меня птицу-пересмешника. Конечно, набор лексико-грамматических структур, преподаваемый на «разговорных» курсах, превышает тот, которым располагает любой волнистый Кеша, но принцип обучения тот же.

Интересная вещь: порой человек, пассивно владеющий языком (то есть знающий грамматику и имеющий определенный лексический запас, но не применяющий их на практике) при необходимости объясняется куда успешнее, чем «ходячий разговорник». Понимание того, как устроен и как «работает» чужой язык, повышает маневренность речи и дает возможность прийти к взаимопониманию в любой ситуации.
Миф пятый: «Не бойтесь делать ошибки»

Действительно, бояться этого не надо. Страх сковывает язык, и вы никогда не разговоритесь, если будете дрожать за каждую сказанную фразу: а вдруг неправильно? К тому же, если вы так и не «озвучите» конструкцию, в которой не уверены, и учитель вас не поправит, вы никогда не узнаете, как она должна звучать на самом деле.

Ошибки – штука полезная, но до поры до времени. А именно – пока на них учатся. А учатся для того, чтобы впредь их не делать. Эта противоречивая сущность ошибок и породила вокруг них обоюдоострый миф, сильно мешающий тем, кто, в принципе, хочет научиться говорить без них.

С одной стороны, существует убеждение, что в процессе обучения ошибки исправлять вообще не надо, кроме самых грубых, искажающих смысл речи; потом, дескать, в процессе дальнейшего обучения все образуется само собой. Такое мнение можно услышать от многих «радикальных» преподавателей, работающих по коммуникативной методике. А студент и рад: преподаватель его не поправляет – значит, все в порядке.

На самом деле «само собой» ничего не бывает, в том числе и ошибки не исправляются «по щучьему велению». Конечно, на международном «пиджине» можно говорить безграмотно, но для этого и учиться не надо.

Моя вузовская преподавательница, замечательный педагог К. П. Гинтовт (ныне, к сожалению, покойная) часто говорила, что не любит работать с выпускниками спецшкол: «У них большой словарный запас, они бегло болтают, но грамматические ошибки просто въелись в их речь. Куда проще со студентами из обычных школ. Пусть они ничего не знают – научить легче, чем переучить».

Другая крайность: каждую, даже самую незначительную ошибку нужно непременно исправлять. Такое нередко встречается на занятиях по традиционной методике (правда, у неважных педагогов), в результате чего бедный студент уже боится и рот раскрыть. Да, «перфекционизм» сплошь и рядом приводит к параличу речевой деятельности. Когда молодой композитор Антон С. приехал впервые на стажировку в Германию, он сильно печалился из-за своей несовершенной немецкой речи. И попросил приятеля-немца: «Поправляй меня, если я что скажу не так». Педантичный Никлас отнесся к своей задаче добросовестно, и, стоило Антону сказать слово, одергивал его: «Ты не так произносишь», «Такого выражения нет», «Не тот падеж» и т.п. В результате наш герой, человек разговорчивый и к тому же знавший немецкий совсем неплохо… замолчал. Опомнившись, он отстранил Никласа от должности педагога и пошел на курсы. Закончилось все хорошо: теперь Антон не только блестяще говорит на литературном немецком, но и мастерски изображает берлинский, мюнхенский и прочие диалекты.

Итак, правильный подход – «золотая середина». Ошибки, конечно, надо исправлять. Но не механически, иначе выйдет как в школьном анекдоте про мальчика, который вместо have gone говорил have went. Учитель оставил его после уроков и дал задание: сто раз написать в тетрадке have gone, have gone… Ученик так и сделал, а потом с сознанием выполненного долга отправился домой, оставив учителю записку: Here is my copybook. I have went home.
Миф шестой: «Эллочка обходилась тридцатью»

Даже поверхностный сравнительный анализ лексики в учебниках иностранного для начинающих (взрослых) показывает: авторы как будто специально постарались, чтобы учащимся было очень скучно.

Чем больше слов, тем лучше – таков распространенный миф, на котором нередко основывается формирование словарного запаса.

Когда ребенка учат иноязычной лексике, без строгого порядка называя ему окружающие предметы («Вот это стол, за ним едят, вот это стул, на нем сидят») – это вполне естественно: примерно так же он совсем недавно осваивал родной язык. Взрослый же, как правило, настроен на то, что с самого начала занятий пройденный им материал можно будет использовать в коммуникативных целях, то есть, попросту говоря, для общения. Теперь представьте себе солидных дядь или теть, перебрасывающихся репликами вроде: «Анна и Марта купаются». – «А я работаю в Министерстве внешней торговли». – «Я читаю рассказ „Злой лев“». – «А моя семья большая и дружная»…

Примерно такая каша образуется в голове по прохождении первых же уроков некоторых учебников английского и немецкого (из которых и взяты все эти предложения). Несмотря на немалое количество запоминаемых слов, в осмысленную, привязанную к жизненным ситуациям речь они никак не выстраиваются. И попав за рубеж с таким «багажом», человек оказывается в положении анекдотического голландца, который приехал в Германию, вытвердив красивую фразу из учебника: «Вы случайно не видели рыжую корову моей бабушки?» Ясное дело, что ему так и не представился случай осведомиться о местонахождении этого полезного животного.

Недаром известный всем Игорь Шехтер метко сравнил подобные учебные тексты с абсурдными диалогами из пьес Ионеско. «Понятно, почему ученики так часто не любят занятия иностранным языком: надо механически запоминать некие операции с непонятно зачем произнесенными словами – это трудно, это скучно, это насилие, это отупление. И это дикий стресс, наконец!» – таково мнение создателя эмоционально-смыслового метода, где в основу обучения положены не слова и даже не структуры, а реплики, из которых и строится осмысленный диалог.

Миф о словарном запасе возник тогда, когда язык преподавался с установкой не столько на живое общение, сколько на чтение и перевод текстов. Разумеется, если вы собираетесь стать профессиональным переводчиком – учите слова, хорошие и разные. А если язык нужен вам для бизнеса, а вас на курсах заставляют вести светскую беседу на тему «Английский театр»? Кто угодно «взвоет», как «взвыли» мои ученики – сотрудники некой фирмы, которым я в свое время взялась преподавать бизнес-английский, ещё сама смутно представляя, как это делается… Но тогда совместными усилиями и «методом тыка» мы установили: нужная и интересная им лексика вполне укладывается в структуры и реплики, соответствующие их стремящемуся к нулю уровню знаний. Грубо говоря, фразы типа The accountant is late («Бухгалтер опаздывает») для них несли в себе куда больше смысла, чем «The table is big». И запоминались лучше.

Есть и другие мифы. И легенды. И заблуждения. Общие и индивидуальные. Зловредные и не очень. Но о них – в другой раз.

Хельга О'Брайен
Как метод Томатис ускоряет изучение иностранных языков

25 марта 1957 французская Академия Наук слушала интригующую речь. Они услышали об открытиях молодого специалиста-отоларинголога Альфреда А. Томатиса. Он обнаружил законы, которые связывают процесс слушания и разговорную речь. Полученные им данные имеют большое практическое применение во многих областях, в том числе при изучении иностранных языков. Он обнаружил причину, из-за которой некоторым людям достаточно сложно изучить иностранный язык и свободно говорить на нем. И, что ещё более важно, он изобрел метод и оборудование, которые помогают преодолеть эту трудность.

Профессор Томатис неоднократно удостаивался различных наград за свои открытия. Среди прочих, он был награжден золотой медалью за Научное Исследование (Брюссель, 1958) и стал Рыцарем Здравоохранения Франции (1951) .

Профессор Томатис также был основателем Центров Томатиса во всем мире для того, чтобы постоянно увеличивающееся число людей могло воспользоваться достижениями его изобретений.

Оригинальность метода Томатиса состоит в том, чтобы «обучить» Ваши уши прежде, чем Вы начнете изучать язык. В результате Вы будете в состоянии изучить язык намного быстрее. Или, если Вы уже говорите на иностранном языке, этот метод значительно улучшит Ваше произношение, избавив Вас от акцента.

Эта статья поможет Вам разобраться в теории, на которой базируется метод, а также наглядно представит Вам, как этот метод работает на практике.
Открытие Томатиса

Настоящий эксперимент, проведенный профессором Томатисом, не имел никакого отношения к изучению языков. Это не было одним из тех серьезных и сложных испытаний, о которых часто пишут в научных изданиях. Фактически это был весьма забавный эксперимент. Профессор Томатис попросил, чтобы известный оперный певец исполнил одно из произведений из своего репертуара. В то время, как он пел, профессор Томатис закрыл его уши специальным устройством – акустическим фильтром, которое блокировало звук определенной частоты. В результате этого качество исполнения, которое до эксперимента было безупречным, сильно ухудшилось. Это произошло из-за того, что голос потерял звук, блокированный фильтром. Этот эксперимент, и многие другие, дали основание для выведения Первого Закона Томатиса:

«Вы не можете воспроизвести звук, который не можете услышать».

Вы можете спросить, в чем заключается связь между этим открытием и изучением иностранных языков. Для того, чтобы понять это, для начала исследуем некоторые из фундаментальных различий между языками.
Очарование языка

Вы когда-нибудь задавались вопросом, почему фортепиано так отличается от скрипки, даже если Вы играете одно и то же музыкальное произведение? Вы когда-нибудь замечали, что американский, на котором говорит, например, испанец, не похож на американский вообще?

В обоих случаях причина одна и та же. Сначала мы посмотрим, в чем же различие между фортепиано и скрипкой, и затем вернемся к языкам.

Когда Вы нажимаете на клавишу фортепиано, то производите определенный звук. Однако, в то же самое время, возникает несколько других тонов, называемых обертонами. Эти обертоны намного менее интенсивны, чем основной тон, так что Вы главным образом слышите основной тон. Когда Вы играете тот же самый основной тон на скрипке, образуется совершенно другой обертон. Поэтому, звучание скрипки так разительно отличается от звучания фортепиано.

Одна из причин, почему фортепиано и скрипка создают такие различные по своему звучанию обертоны, заключаются в том, что они имеют абсолютно разные размеры звуковоспроизводящей части. Фортепиано имеет большую, тяжелую звуковоспроизводящую часть, в то время как у скрипки она гораздо меньше, деликатней, если можно так выразиться. Из-за этого и формируются такие различные обертоны.

Теперь вернемся назад, к различиям между языками. Как и музыкальные инструменты, все языки используют те же самые основные тоны. Их диапазон располагается от 125 до 250 герц. Обертоны, однако, отличаются в зависимости от языка. Английский язык, например, при формировании обертонов использует много звуков высокой частоты, в пределах от 2000- 12000 герц. Если Вы будете слушать очень внимательно, то сможете их отличить от основного тона. Прислушайтесь ко всем звукам «S» (как в слове sessions) и к звукам «TH» (как в слове thanks). Во французском языке, с другой стороны, редко используются звуки такой высокой частоты. Например, «S» в конце французского слова почти никогда не звучит.

Вы можете спросить, почему английский и французский языки имеют различные обертоны. Чтобы понять, нужно провести аналогию с ранее рассмотренным нами случаем с фортепиано и скрипкой. Основные тоны производятся голосовыми связками. Затем эти тоны, проходя через ротовую полость, формируют те самые обертоны, то есть ротовая полость в данном случае играет роль «резонансного щита», поскольку ротовая полость разделена на две части языком. Как вы знаете, когда человек говорит на иностранном языке, артикуляция его в значительной степени различается, нежели бы он говорил на своем родном языке, и язык при этом располагается в ротовой полости совсем иначе. Таким образом, говоря на иностранном языке, мы с помощью языка строим в ротовой полости «резонансные щиты», отличающиеся от привычных нам, и, таким образом, воспроизводим другие обертоны. То есть, другими словами, именно положение языка в ротовой полости и создает это различие! Поэтому мы называем наш собственный язык «родным языком».

Основная мысль всего вышесказанного заключается в том, что в большинстве своем иностранные языки различаются именно набором обертонов.

Наши уши, постоянно слушая нас и тех, кто находится непосредственно рядом с нами, больше всего настроены к частотам нашего родного языка. Для частот иностранных языков мы, если можно так выразиться, глухи. И здесь обнаруживается связь с открытием профессора Томатиса: из-за того, что мы не можем «услышать» иностранные тоны и обертоны, мы не можем произносить их правильно. Хуже этого, они очень трудно даются нам для запоминания. Это была бы практически безнадежная ситуация, если бы открытие профессора Томатиса не позволило бы «научить» Ваши уши слышать тоны и обертоны иностранных языков.

«Обучая» сначала Ваши уши, Вы можете значительно сократить время, требуемое для изучения иностранного языка. Как только ваши уши будут «обучены», Вы будете в состоянии услышать новый язык правильно. Поэтому, Вы будете в состоянии запоминать слова гораздо быстрее, а также значительно улучшить их произношение.
Фитнесс для ушей: теория

Теперь попробуем объяснить, каким образом Ваши уши могут быть обучены для восприятия тонов, присущих иностранным языкам. Но перед этим Вы должны знать, почему хо не может услышать определенные тоны. Это происходит потому, что две крошечные мышцы среднего уха, мышца, напрягающая молоточек и мышца, напрягающая стремя, не готовы сосредоточиться на звуках, редко используемых в нашем родном языке. Задача метода состоит в том, чтобы «научить» работать эти мышцы с этими звуками.

Профессор Томатис изобрел уникальный способ, помогающий достигнуть этого. В упрощенном варианте это можно представить следующим образом: Вы слушаете звук такой частоты, который объективно слышите плохо или не слышите вовсе. Этот звук непрерывно включается и выключается, при этом происходит соответственно напряжение и расслабление мышц среднего уха. В результате мышцы становятся «тренированными» на звук определенной частоты, и Вы начинаете слышать звук, который ранее не воспринимали. При этом Вы не будете физически ощущать работу мышц среднего уха. Это настолько деликатный процесс, что Вы можете не беспокоиться, это эти маленькие мышцы «перетренируются», и, конечно же, это не изменит Вас как личность, напротив, откроет перед Вами новые возможности для самосовершенствования.
Фитнесс для ушей: практика

Теперь посмотрим, как это работает на практике. Сначала проводится аудиотестирование, которое определяет, звуки каких частот Вы слышите хорошо, а какие не очень или вовсе не слышите. Аудиотестирование в среднем занимает 30 минут. При этом врач, проводящий эту процедуру, видит «проблемные зоны», и в соответствии с этим составляет для Вас индивидуальную программу прослушивания.

Далее Вы будете слушать специально для Вас подобранную музыку. Особенность этой музыки заключается в том, что звуки тех частот, которые Вы слышали хорошо, отфильтровываются посредством специального аппарата. В результате в записи остаются звуки тех частот, которые Вы плохо слышали или не слышали при аудиотестировании. Аппарат, который фильтрует звуки – это изобретенное А. Томатисом «электронное ухо». Этот аппарат фильтрует для Вас звуки «проблемной зоны», и подает их Вам посредством наушников в режиме включение-выключение. В результате Вы слышите довольно необычную, но приятную музыку. Прослушивание длится около двух часов, в это время Вы можете спать, вязать, играть в шахматы, просто расслабляться.
Особенности слога

Иностранные языки не только отличаются по частотам, которые они используют, но и по длине слогов. Правильное их произношение в структуре времени – один из наиболее важных факторов для изучения иностранной речи. В среднем требуется 75 миллисекунд, чтобы произнести американский слог, что значительно больше, чем время для французского слога (50 миллисекунд). Из этого следует, что, если Вы хотите изучить французский язык, Вам нужно учиться произносить слоги быстрее, а, согласно Томатису, в Ваши уши должны реагировать быстрее. Все это достигается посредством данного метода.
Лингвистическое возрождение

Иностранный язык – это намного больше, чем просто новые слова. Мы также должны научиться, в каких случаях употреблять те или иные слова, что нужно выделить особенно, в каком ритме говорить и т.д. Все это называется структурой языка. Профессором Томатисом также был разработан метод, который помогает освоить структуру языка намного быстрее.

Выше мы уже говорили о выражении «родной язык», подчеркивая важность слова «язык». Давно известно, что структура нашего родного языка закладывается в нас ещё в утробе матери – в течение последних пяти месяцев мы слышим её голос. Хотя ребенок внутриутробно слышит голос своей матери несколько другим, чем в реальности. Все дело в том, что голос матери проходит к ребенку через околоплодные воды, которые играют роль звукового фильтра. Этот фильтр позволяет пройти только звукам высокой частоты – более 8 тыс. Гц., которые и формируют в нас ту самую структуру «родного языка».

Используя метод Томатис, мы можем моделировать этот процесс: Вы слушаете текст на иностранном языке, пропущенный через 8000-герцевый фильтр. В результате Вы слышите такой текст, который подражает тому, что Вы бы услышали внутриутробно. После нескольких часов прослушивания постепенно добавляются тоны более низких частот, т.о. происходит «рождение» нового языка, в последующем Вы будете воспринимать его, как заложенный в Вас внутриутробно.

После этого наступает новый этап в обучении – повторение слов, а затем предложений за учителем. Далее Вы будете учиться управлять своим произношением и интонацией. Как наиболее эффективно управлять своим голосом – предмет обсуждения в следующей главе.
Ведущее ухо

Все мы знаем, что существуют люди с доминирующей правой рукой, а есть – с левой. Но немногие знают, что все мы так же имеем и доминирующее ухо. Некоторые из нас слышат главным образом правым ухом, другие же преимущественно левым. Профессор Томатис обнаружил, что лучше воспринимают информацию, лучше адаптированы именно «правоухие». Особенно предпочтительнее иметь правое доминирующее ухо, если Вы хотите изучать иностранные языки. Дело в том, что правое ухо связано с левым полушарием головного мозга, где располагается центр речи, языковых способностей. Если же вы больше слушаете левым ухом, то информация сначала поступает в правое полушарие, а затем в левое полушарие, что требует значительно больше времени. Кроме этого, пройдя такой сложный маршрут, звуки немного искажаются, особенно звуки высокой частоты. Метод Томатис позволяет любому человеку сделать правое ухо доминирующим. Это происходит следующим образом: во время начального этапа обучения, когда Вы просто слушаете музыку, аппарат «электронное ухо» заставляет Ваше правое ухо работать более интенсивно. Затем, когда Вы повторяете слова и предложения за учителем, посредством того же аппарата Вы слышите свой голос больше правым ухом. Создается петля обратной связи, благодаря которой Вы учитесь управлять своим голосом. Постепенно и без воздействия аппарата Вы начинаете Больше слышать правым ухом, то есть оно становится доминирующим.
Эксперимент кумен: доказательство

В 1976 г. Эффективность метода Томатиса была проверена в школе в Кумен, Бельгия. Для исследования были взяты 30 студентов средней школы, их разделили на 2 группы. Все студенты были примерно одного уровня «слушающих» способностей, который был определен посредством аудиометрии. Все они говорили на французском языке, и никто из них не знал английского языка. Первой группе преподавали английский язык по обычной программе средней школы в течение полного учебного года. Другая группа обучалась по обычной программе средней школы в течение 6 месяцев и одновременно по методу Томатиса в течение 3 месяцев. В конце учебного года, все студенты были проверены независимым преподавателем на понимание разговорной английской речи, а также на произношение. Группа, занимавшаяся по методу Томатиса, явно выигрывала на фоне группы, которая осваивала язык по обычной школьной программе. После школьных каникул, эти две группы были проверены снова, и это различие стало ещё более явным. Группа Томатиса сохранила те знания, которые приобрела в течение учебного года, в то время как группа, обучающаяся по обычной программе, забыла многое из того, что выучила. Результаты этого исследования доказывают правильность метода Томатис. С тех пор, множество людей во всем мире извлекают выгоду из метода обучения иностранным языкам, разработанного Томатисом.

Неожиданным открытием для самих испытуемых стало то, что 83% почувствовали, что им стало проще общаться с другими людьми, от этого улучшились их профессиональные качества, появилась мотивация больше и лучше работать.

В нашем сегодняшнем мире знание иностранного языка дает вам значительное преимущество перед вашими конкурентами. И, конечно, метод Томатиса может использовать любой человек, который хочет в полной мере насладиться удовольствием общения, путешествуя в других странах.

Источник: http://www.yugzone.ru/

Последние новости:

2013.08.21 - Есть ли альтернатива натяжным потолкам читать
2013.08.21 - Как играть в доктора читать
2013.08.21 - Мода на балетки читать
2013.08.20 - Как построить площадку для детей на своем участке читать
2013.08.08 - Востребованный Renault Duster растет в цене читать
2013.08.06 - Audi проведет во Франкфурте две громкие презентации читать
2013.08.06 - Сувениры Таиланда читать
2013.08.02 - Диски 4GO читать
2013.08.02 - Словакия читать
2013.07.29 - Когда нужен бетононасос читать
2013.07.26 - Керамическая плитка читать
2013.07.26 - Кредит: зло или благо? читать
2013.07.22 - Число платных парковок в Москве увеличится в три раза читать
2013.07.18 - Продукты первой свежести читать
2013.07.17 - Временные характеристики оперативной памяти читать

© 2008 - 2012
Концертный зал «Королевский»

Тел. +7 (495) 602–22–06