Новости
Кино новости
Музыкальные новости
Клубные события
Литературные события
События живописи
Другие новости
Выставки
Информация
О зале
Презентации
Семинары
Театральные представления
Шоколадные фонтаны
Звуковое оформление
Световое оформление
Свадьба на "Седьмом небе"
Персональный менеджер
Леди-фуршет
Новый год
Спецэффекты
Конференции
Рестораны и бары
Парки и зоопарки
Пляжи и аквапарки
Цирк
Статьи
Кино статьи
Музыкальные статьи
Литературные статьи
Статьи о живописи
Материалы
Статьи, публикации
Музеи и галереи
Кинотеатры
Театры
Праздники
Фильм "Страсти Христовы" и Страсти вокруг него

Своим мнением о фильме и о полемике вокруг него делятся с нами прот. Александр Борисов, настоятель храма свв. бесср. Космы и Дамиана, и Ольга Чигиринская, один из авторов книги «Христианство: трудные вопросы».

Отец Александр, мы знаем, что Вы рекомендовали своим прихожанам посмотреть фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Почему?

– Я посмотрел фильм Мэла Гибсона 25 марта, накануне Страстной недели на просмотре, который был устроен обществом «Радонеж». Я шел на этот фильм с некоторым предубеждением. Во-первых, потому что было страшно, во-вторых, потому что тема слишком ответственна. Самые первые сцены в Гефсимании мне не понравились. Но по мере того, как разворачивались события на экране, сострадание и любовь ко Христу все более заполняли сердце. Я, как и практически все, кто видел фильм, вышел потрясенный. В голове звучали слова ап. Павла: «Вы куплены дорогою ценою» (1 Кор 6:20). В сердце вошел новый опыт познания Христа. Все евангельские события и весь Новый Завет резко приблизились, стали рельефнее и во многом понятнее и драгоценнее. Все, что в эти дни мне приходилось говорить с амвона, неизбежно было под влиянием фильма Гибсона.
Конечно, я сразу же рекомендовал посмотреть этот фильм своим прихожанам, особенно потому, что начало его демонстрации приходилось на страстную среду. Практически все, кого я знаю, посмотрев этот фильм, испытали те же чувства, что и я. Одна женщина сказала: «Не посмотреть этот фильм — это то же самое, что не прочесть Евангелие». Другая: «Фильм поняли те, кто смотрели его не умом, а сердцем». Несколько человек свидетельствовали, что их неверующие или мало верующие родственники после фильма начали читать Евангелие.
Фильм действительно заставляет христиан с еще большей глубиной понять хорошо знакомые слова: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего» (Ин 3:16). Собственно об этом и хотел рассказать режиссер, чтобы средствами кинематографа оживить нашу веру, напомнить о страшной, мучительной жертве Христа, принесенной для спасения людей от греха и смерти. Десятки людей говорили мне, что вышли после просмотра не только потрясенные, но и с обновленной верой и любовью ко Христу. Думаю, что реакция простых людей во многих отношениях ценнее отзывов профессионалов — кинокритиков и богословов. Любой фильм рассчитан на массового зрителя, и должен оцениваться, во-первых, по тому, идет ли на него зритель, и, во-вторых, по тому, какие чувства пробуждает он у большинства видевших его. С посещаемостью фильма, очевидно, все в порядке. Также очевидно и то, что, по крайней мере, у 98% зрителей фильм пробуждает добрые чувства: более глубокое и серьезное отношение к вере в Бога, к Евангелию, к своему собственному образу жизни. Один мужчина мне сказал, что все, что он духовно «не доработал» на протяжении Великого поста, он восполнил, посмотрев этот фильм.

Фильм Мэла Гибсона многие из критиков упрекают в поэтизации жестокости и в кровавости, а успех фильма приписывают скандальности, шокирующему изображению и массированной информационной поддержке. Согласны ли Вы с этим?

– Фильм Гибсона не «поэтизирует жестокость», а лишь напоминает нам, как все это было на самом деле. Мы слишком привыкли к распятиям, так что многие превращают его в украшение. Мы уже не отдаем себе отчета в том, что распятие — это изображение Человека, прибитого живьем ко кресту для того, чтобы Он умер.
На протяжении всей истории христианской Церкви сотни гениальных художников, скульпторов, архитекторов, резчиков по дереву и камню своими средствами делали то же самое, что сделал Гибсон средствами кинематографа. Художники всегда чувствовали необходимость напомнить людям о страданиях Христа, чтобы мы не «привыкали» к ним. Так что Гибсон находится здесь в рамках традиции: ничего от себя, только то, о чем рассказывает Евангелие. Совершенно замечательной находкой Гибсона было то, что все актеры говорят на языках евангельского времени, а зрители читают субтитры. Это освобождает от образа, например, Иисуса, говорящего по-английски.
Когда смотришь фильм, заметно, что в своей работе Гибсон исходил из тех данных, которые дало всестороннее исследование Туринской плащаницы. Это касается не только бичевания, воспроизведенного по следам на плащанице. Даже облик актера был избран в соответствии с реконструкцией отпечатка лика на Плащанице.
Чтобы окончательно отвести обвинение Гибсона в жестокости и кровавости, следует напомнить, что, по отзывам экспертов, в фильме воспроизведены лишь 40% ран, по сравнению с тем, что дали исследования Плащаницы.

Множество людей, посмотревших этот фильм, проецируют вину людей, распявших Христа, на еврейский народ в целом. Считаете ли Вы фильм Мэла Гибсона антисемитским?

– Эта тема началась не с фильма Гибсона, а существует столько же времени, сколько существует христианство. Страдания и казнь Иисуса Христа имеют два плана: исторический и метафизический. В плане историческом были конкретные люди: храмовая знать, консервативные законоучители, невежественная толпа, римские палачи, которые совершили это бесчеловечное и жестокое преступление. В плане метафизическом — Христос умирает за всех людей, распинаемый грехами всего человечества и каждого человека в отдельности. В акафисте Страстям Христовым, который читается в Православной Церкви Великим постом, об этом говорится совершенно определенно. Автор акафиста, идентифицируя себя с каждым, кто читает акафист, восклицает: «Знаю, почто червлены (то есть окровавлены) ризы Твоя! Аз, аз (это я, я) грехами моими распинаю Тя!»
Христос пришел в этот мир, чтобы преобразить каждого человека, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим 2:4). Эта задача — бесконечно трудная и под силу только Самому Богу. Она потребовала не только величайшей жертвы Самого Господа Иисуса Христа, но и требует длительного времени, на протяжении которого человечество призвано к тому, чтобы максимально большое число людей превратилось из кровожадных варваров в последователей Христа.
Победа над злом достигается не уничтожением тех или иных людей, пусть даже в чем-то виноватых, потому что в этом случае пришлось бы уничтожить все человечество, так как ни один человек не является праведным перед Богом. Даже те, которых Церковь причислила к лику святых, — это не безгрешные люди, а люди, преображенные покаянием и любовью к Богу. Победа над злом достигается внутренним преображением каждого отдельного человека действием благодати Божией. Поэтому Господь Иисус, пригвождаемый ко кресту, не проклинает своих палачей, не угрожает им, а молится за них: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают»
(Лк 23:34). Точно так же умирает побиваемый камнями первый мученик за Христа, архидиакон Стефан: «Господи, не вмени им греха сего» (Деян 7:60).
Апостол Петр, вскоре после праздника Пятидесятницы, не только говорит иерусалимлянам горькую правду о казни Христа, но и оправдывает их: «Вы от Святого и Праведного отреклись, и просили даровать вам человека убийцу, а Начальника жизни убили. Сего Бог воскресил из мертвых, чему мы свидетели… Впрочем, я знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению» (Деян 3:14–17).
Отношение к врагам есть нечто принципиально новое в христианской этике. «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф 5:43). Иисус Христос не только проповедовал возвышенное нравственное учение, но Он жил и умер в соответствии с ним. Так же жили и умирали тысячи христианских мучеников, кровь которых, по выражению одного из церковных писателей древности, была семенем, из которого рождались новые последователи Христа.
В течение трех первых веков христиане проливали только свою кровь. Когда же христианство стало государственной религией, то приняло многие атрибуты государства, которое в принципе является структурой не христианской. Отделившись от государства, Церковь вновь получает возможность жить по евангельским принципам и стать проводником этих принципов во все сферы человеческой жизни. В этом году во Франции были прославлены русские новомученики ХХ века, среди которых мать Мария Скобцова, священник о. Димитрий Клепинин. Они погибли в годы Второй мировой войны от рук нацистов именно потому, что спасали от гибели евреев.
Для Библии, как для Ветхого, так и для Нового Заветов, характерно исключительно почтительное отношение к еврейскому народу, как к избранному, как к народу, из которого воссиял Спаситель мира, Господь Иисус Христос. «Касающийся вас, касается зеницы ока моего», — говорит Бог об Израиле в Ветхом Завете (Зах 2:8). А в Новом Завете: «В отношении к благовестию, они враги ради вас» — апостол Павел говорит о том, что отвержение Израиля, то есть непринятие Христа евреями произошло до того времени, пока в христианскую Церковь не войдут все языческие народы; «а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны» (Рим 11:28–29). Таким образом, обвинение в антисемитизме Евангелия говорит только о непонимании его сути. Конечно, если не считать антисемитизмом любую констатацию того, что вот, например, в данном случае евреи поступили плохо. Но в любом народе есть люди, которые поступают плохо. Библия полна обличениями Израиля. Антисемитизм начинается тогда, когда прямо или косвенно утверждается: «они плохие, уже только потому, что они — евреи». Проявления антисемитизма в христианской среде всегда являются признаком того, что его носители еще не стали христианами.
Они, возможно, хотят ими стать, но в них еще живет не преодоленное язычество. В отличие от христианства, язычество почитает своим Богом не Творца неба и земли, а то или иное явление, принадлежащее к тварному миру. Это может быть «светлое будущее», наука, искусство, государство, свой народ. Если что-то ставится на первое место, которое может принадлежать только Богу, то это «что-то» и становится тем самым кумиром, почитание которого запрещено второй из Десяти Заповедей.

 

Источник: http://dubus.by/

Последние новости:

2013.08.21 - Есть ли альтернатива натяжным потолкам читать
2013.08.21 - Как играть в доктора читать
2013.08.21 - Мода на балетки читать
2013.08.20 - Как построить площадку для детей на своем участке читать
2013.08.08 - Востребованный Renault Duster растет в цене читать
2013.08.06 - Audi проведет во Франкфурте две громкие презентации читать
2013.08.06 - Сувениры Таиланда читать
2013.08.02 - Диски 4GO читать
2013.08.02 - Словакия читать
2013.07.29 - Когда нужен бетононасос читать
2013.07.26 - Керамическая плитка читать
2013.07.26 - Кредит: зло или благо? читать
2013.07.22 - Число платных парковок в Москве увеличится в три раза читать
2013.07.18 - Продукты первой свежести читать
2013.07.17 - Временные характеристики оперативной памяти читать

© 2008 - 2012
Концертный зал «Королевский»

Тел. +7 (495) 602–22–06